Когда в 2014 году упали цены на нефть, российское правительство осознало необходимость затянуть пояса. После непродолжительной борьбы власти отпустили рубль, допустив падение его курса. Правительство снизило спрос за счет повышения процентных ставок и сокращения государственных расходов. С 2013 по 2016 год ВВП на душу населения в долларовом эквиваленте снизился более чем на 40%. Как считает Олег Кузьмин, по реалистичности и оперативности реакция России на кризис была наилучшей из всех развивающихся рынков в этом десятилетии.


Дефицит государственного бюджета сегодня составляет всего 1,5% ВВП. А чистый государственный долг — лишь 8,4% ВВП. И такой консервативный подход может сохраниться. В соответствии с введенным недавно бюджетным правилом, базовой ценой на нефть в России будет считаться цена 40 долларов за баррель, хотя цена на нефть марки Urals сегодня превышает 64 доллара.


В Бразилии также действует строгое фискальное правило, обязывающее власти заморозить федеральные расходы в реальном выражении на 20 лет. Но правительству страны пока еще не удалось привести в соответствие с этим ограничением свои прочие обязательства. Попытка отсрочить повышение заработной платы для государственных служащих была заблокирована Верховным судом. Кроме того, в переговорах с Конгрессом была приведена в более обтекаемую форму фундаментальная пенсионная реформа, однако затем и эту реформу законодатели поддержать отказались


Бразилия переживает фискальную «трагедию общин, общедоступных ресурсов». Бразильские законодатели, соперничающие друг с другом, стремятся увеличить бюджетные расходы, требуя от государства слишком многого, поскольку знают, что, если этого не сделают они, это сделают их соперники. Что же касается Владимира Путина, президента России и главного лица, определяющего политику страны, у него в сфере решения финансово-бюджетных вопросов соперников практически нет. Поэтому он и заинтересован в том, чтобы сохранить и «законсервировать» эту сферу.


Оборонительная политика России в финансовой сфере благоприятно влияет на ее кредитный рейтинг, но может привести к нежелательному побочному эффекту — подавлению роста. По мнению Тимоти Эша, более уравновешенная и гибкая фискальная и денежно-кредитная политика позволила бы экономике страны развернуться. «Какой смысл иметь хорошие финансовые показатели, если ваша экономика не растет?»


И нежелание Владимира Путина уступить контроль в этой сфере может затормозить реформы, в которых нуждается Россия. Для развития (экономики) власти должны дать возможность новым участникам финансового рынка, в том числе иностранцам, преуспевать за счет инкумбентов — уже существующих участников рынка. Вместо этого предприниматели хорошо понимают, что сами они процветают лишь по воле и усмотрению режима. «Есть ли у вас в России что-нибудь, что действительно принадлежит вам?» — спрашивает Томас Эш. В Бразилии правоустанавливающие документы — крайне надежный и незыблемый инструмент. В России же права собственности защищены недостаточно.